Икона Божией Матери «Достойно есть»

О.В. Губарева

Память 24 июня (11 июня) - 13 (26) июля

Недалеко от монашеского городка Карей, на Святой Горе Афонской, в долине, которая принадлежит Пантократорской обители находится много келлии.1

В царствование братьев-царей Василия и Константина Порфирородных, в патриаршестве Николая Хрисоверга, жили в этой долине, в келлии, два подвижника. При келлии была небольшая церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Ревностно спасались старец иеромонах и его послушник. Жили строго, в безмолвии, уединенно, усердно работая Господу. Иноки редко выходили из своей тихой келлии.

Случилось однажды, что старцу этой келлии захотелось выслушать всенощное бдение под воскресение в Карейском Успенском соборе. А его ученик остался стеречь келлию. Старец заповедал послушнику дома исполнить всенощное бдение, а сам ушел в Карею.

Наступила ночь. Вдруг послышался стук в дверь. Инок открыл ее и увидел пред собою незнакомого монаха. Радостию исполнилась душа благоговейного инока. Он приветливо встретил незнакомца и предложил ему отдохнуть от пути в своей келлии. И странник остался на ночь у гостеприимного послушника. Когда же наступило время совершения утренней службы, оба инока бодренно встали на молитву. В безмятежной, ночной тишине прославляли они своего Создателя. И неслись в небо их славословия. Шла умилительная, сосредоточенная ночная служба. Пели воскресный канон. Когда послушник стал воспевать Царице Небесной обычную древнюю песнь св. Косьмы, епископа Маюмского: «Честнейшую херувим» — вдруг дивный гость ангельски, умилительным, дивным голосом запел так: «Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего»; а к этому песнопению уже прибавлял и «Честнейшую Херувим» до конца.

Слезы умиления потекли из очей домашнего инока. Никогда в жизни он не слышал ни этих славословий Приснодеве, ни такого сладостного, небесного, умилительного пения!

Незнакомый инок кончил свое песнопение.

«Чудно!» — воскликнул послушник, растроганный до глубины души. «Мы поем только „Честнейшую херувим", а такой песни „Достойно есть" мы никогда не слыхали. Прошу тебя, сотвори любовь, напиши мне эту песнь, чтобы и я мог таким же образом величать и славить Богородицу».

«Хорошо»,— отвечал дивный странник,— «дай мне бумаги и чернил, я напишу тебе эту песнь».

«Прости, отче!» — кланяясь и с прискорбием, в духе смирения и простоты говорил домашний певец гостю.— «Мы со старцем, занимаясь молитвою и рукоделием, редко нуждаемся в бумаге и чернилах, и потому в настоящее время нет у нас ни того, ни другого».

«Так принеси мне, по крайней мере, какую-нибудь каменную плиту»,— продолжал неведомый странник.

Послушник сейчас же принес гладкую, каменную доску и подал ее незнакомцу. Дивный инок, взяв плиту, перстом своим начал на ней писать всю вышеупомянутую Богородичную песнь. И, о чудо! Как воск умягчился камень под чудодейственной рукой удивительного посетителя. Пишущий перст его глубоко в него врезывался, и слова ясно и четко отпечатывались на камне.

Начертав всю песнь, он подал доску обратно домашнему иноку и сказал: «Отныне навсегда так пойте и вы, и все православные христиане». И мгновенно стал невидим.

В благоговении затрепетал послушник. Он ясно понял, что его посетил небожитель! Это был Архангел Гавриил, посланный от Бога возвестить христианам эту новую, Ангелами сложенную, подобающую Матери Божией дивную песнь.

Совершилось великое чудо, а за этим чудом следовало новое чудо! Послушник взглянул на образ Богоматери, перед которым пета была ангельская песнь. Икона была вся озарена небесным светом. Радостию сиял Лик Приснодевы. И небесная радость охватила душу благоговейного инока.

Отшельник стал перечитывать несколько раз чудесные слова, дивным образом начертанные на доске небожителем. И на рассвете божественная песнь уже торжественно звучала в устах благочестивого инока... Старец возвратился с бдения и заехал своего послушника поющим чудную песнь. Он был поражен новизною этого песнопения и спросил: «Откуда ты научился так петь?»

Тогда послушник рассказал старцу все случившееся, показал и самую доску с чудесно начертанной на ней божественной песней. Старец внимательно выслушал необычайный рассказ своего ученика о явлении к нему в келлию незнакомого дивного посетителя. Долго с изумлением и ужасом рассматривал старец исписанную неземным перстом каменную плиту, несколько раз перечитывая чудесно написанную на ней божественную песнь.

Потом оба они, взявши камень, представили его в протат2 и обстоятельно рассказали проту3 Святой Горы и собору старцев подробности дивного небесного явления. Тогда все едиными устами и единым сердцем прославили Христа Господа, сотворившего такое чудо во славу Преблагословенной Своей Матери, и воспели Ей новую песнь, принесенную на землю Архангелом Гавриилом.

Вслед за этим донесли патриарху и царю о чудесном этом явлении святогорскому иноку. Было подробно записано это дивное чудо. Для большего же подтверждения истины, самую каменную плиту с начертанной на ней песней Богоматери отослали к царю и патриарху в Константинополь.

И с этих пор эта величественная небесная песнь «Достойно есть» поется в Церкви Христовой. Она вполне выражает славу Богоматери, Славнейшей всех горних воинств.

Поется она и при Божественной Литургии и при других церковных службах. Она распространилась по всей вселенной. Даже малые дети знают ее и чистыми устами с великой радостью поют ее во славу Богоматери.

Святые отцы Горы Афонской решили, что никто иной, как сам Архистратиг Гавриил посетил смиренного отшельника. Ведь св. Архангел и при жизни на земле Царицы Небесной был пламенным воспевателем Ее величия, был Ее питателем, Ее служителем и радостным благовестником. Это он — начальник Горних, написал на доске архангельским своим перстом дивную песнь в честь Приснодевы!

Это чудо произошло 11-го июня, и этот день святые отцы святогорские постановили праздновать, особенно монахи, жившие на Карее. Еще они установили с честною иконою, перед которой Архистратиг Гавриил пел «Достойно есть», совершать торжественный крестный ход вокруг Карей во второй день Пасхи.

Эту святую икону святые отцы Афона взяли из келлии и перенесли в соборный протатский храм в Карее. Святой образ носит название «Достойно есть» и теперь находится в этом храме в алтаре на горнем месте. Всем, приходящим и поклоняющимся с верою и любовью, св. икона струит благодатные дары исцелений душевных и телесных. Самая келлия со времени этого чуда называется «Достойно есть».

Почтили праздником святые отцы Горы Афонской и святого Архистратига, который принес земным песнь ангельскую. Они решили установить ему собор, по той же мысли, как установлен церковью собор 26-го марта в честь того же Архангела Гавриила. Но так как 12 июня большею частию приходится в пост святых верховных апостолов, когда поется аллилуйя и совершаются междучасия, то, чтобы сохранить эти святые установления церкви и не дозволить разрешения поста — установили отправлять только Богородичный праздник в самый день совершения чуда, а собор Архангела Гавриила перенести на 13-ое число месяца июля.

В 1488 г. от Богоматерной иконы «Достойно есть» совершилось следующее чудо. Все монахи, обитающие в Карее, на второй день Пасхи по обычаю собрались на службу церковную в храм протата. Пришли из окрестности Карей иноки, живущие в келлиях. После службы совершился торжественный крестный ход вокруг Карей с чудотворной иконой Божией Матери.

В сказанном году четыре монаха, обитавшие в Карее, на подворье обители св. Дионисия, нарушили по сатанинскому действию святоотеческое предание и установление. Когда крестный ход проходил мимо их подворья, то монахи не только не вышли навстречу святой иконе «Достойно есть», но, затворясь в своем доме, называли совершающих крестный ход ядцами и винопийцами, а установление крестного хода — делом противозаконным. Богоматерь не оставила без вразумления этих несчастных поругателей святыни. В вечер того же дня вдруг без предшествующих признаков бури, выпал сильный дождь с градом! По утру на следующий день оказалось, что растения огородные, виноградники и все другие плоды этого подворья были совершенно выбиты. И что удивительнее: бедствие это постигло исключительно только подворье Дионисиатское. В этом событии все ясно увидели гнев Божий на хулителей святыни. Когда монахи сообщили своей обители о постигшем их бедствии, то пребывавший в то время у них в обители святейший Константинопольский патриарх Нифонт в праведном гневе наложил на них строгую эпитимию за безумное их презрение к святой иконе. В следующий год, по внушению святейшего патриарха Нифонта, эти монахи выразили уже подобающее уважение чудотворной иконе Божией Матери, а у совершающих крестный ход торжественно просили прощения, что и получили.

Впоследствии монахи обители Кутлумуша тоже не захотели совершать крестный ход с чудотворной иконой Божией Матери, именуемой «Достойно есть». Монахи вообразили, что они монастырские, и не должны участвовать в совершении крестного хода с иноками, живущими в келлиях, а должны это делать отдельно, как и другие монастыри. Во второй день Пасхи во всех обителях Афонских совершаются крестные ходы. Монастырь Кутлумуш отстоит от Карей только на четверть часа хода, и крестный ход с иконою «Достойно есть» проходит мимо этой обители. И кутлумушцы не пожелали присоединиться к торжественному крестному ходу, не почтили дивного, чудотворного образа Царицы Небесной. Владычица и их наказала. Внезапно и с моря и с суши напали разбойники на пристань Кутлумушскую. Неверные предали огню все там находившееся. Увидев в этом явный гнев Божий, кутлумушцы раскаялись в своем самоиревозношении и на следующий год смиренно совершили крестный ход вместе с другими чтителями чудотворной иконы Царицы Небесной.

Но через некоторое время эти неразумные монахи обители Кутлумуша снова не захотели участвовать в общем крестном ходу с чудотворной иконой Царицы Небесной. На этот раз монахи получили свыше еще сильнейшее вразумление: новосозданная их трапеза и другие здания и стены внутри и вне обители, подобно стенам Иерихонским, внезапно рушились! Только теперь сознали кутлумушцы свой грех и стали искренно каяться в своем неразумии.

Молитвами Присноблаженной и Пренепорочной Матери Бога нашего да удостоимся все мы Царствия Небесного! Аминь.

«Жития святых», Москва, 1900 г., стр. 5055.


1 На Афоне келлией называется маленький монастырь. Он управляется старцами-настоятелями.
2 Протат — главное управление всеми монастырями Горы Афонской. Находится в Карее.
3 Прот — главный из всех старцев, управляющих Афоном.

 

 
Использование материалов с данного сайта разрешено только после согласования с администрацией ООО "Акимов".

Свидетельство Александро-Невской Лавры