Россия под знаком креста

Две тысячи лет мир живет под знаком Креста. В сознании каждого верующего человека Крест неразрывно связан с добровольной жертвой Сына Божия, Иисуса Христа, принесенной за беззакония всего мира. По неизреченной любви к грешному человечеству и каждой душе человеческой Спаситель сошел с неба на землю, был гоним, осужден и распят, умер на Кресте и Своими страданиями и Своей кровью искупил наши грехи.

Но если бы жертва Христова закончилась лишь смертью, то на что бы мы могли надеяться? «Если нет воскресения мертвых, - говорит апостол Павел, — то и Христос не воскрес. А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15, 13-14). Однако Господь дал нам великое упование в Своем Воскресении из мертвых, победив не только грех, но и самое смерть. И так орудие мучительной казни стало знаменем победы Христовой над злом, тлением, смертью. 

Сегодня, как и во все века, Честной Животворящий Крест Христов — главный символ христианства. Но мало назвать Крест только символом — в нем заключается истинная сущность христианства. Настоящий гимн Кресту Христову воспевали многие Святые Отцы Православной Церкви. Вот слова о Кресте преподобного Иоанна Дамаскина: «Он — щит, и оружие, и памятник победы над дьяволом. Он — печать, для того, чтобы не коснулся нас истребляющий, как говорит Писание. Он - лежащих восстание, стоящих опора, немощных посох, пасомых жезл, возвращающихся руководство, преуспевающих приведение к совершенству, души и тела спасение, отклонение от всяких зол, всяких благ виновник, греха истребление, растение Воскресения, древо жизни вечной».

Вместе с христианством в X веке пришел в Россию (в то время Киевскую Русь) и Крест Христов. Крещение Руси святым равноапостольным князем Владимиром в 988 году ознаменовалось, прежде всего, тем, что с Киевских холмов были сброшены языческие истуканы и на прежних местах идольских капищ были воздвигнуты животворящие кресты.

Почитание Креста было не только благочестивым обычаем всех христиан. Оно закреплялось и канонически. Догмат об иконопочитании VII Вселенского Собора гласил: «Со всякой достоверностью и тщательным рассмотрением определяем: подобно изображению Честного и Животворящего Креста полагати во всех Божьих церквах, на освященных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях...».

Земное существование христианина освящено Крестом. Действительно, уже в Таинстве крещения новый член Церкви Христовой осеняется Крестом, который будет сопровождать его в течение всей жизни: Крестом завершаются главы наших церквей; Крест господствует во внутреннем убранстве всякого храма; Крест участвует в совершении всех Таинств и обрядов церковных; Крест будет осенять и место последнего (до Второго Христова Пришествия) упокоения христианина на кладбище...

Русский православный мир на протяжении многих столетий был осенен Крестом. Кресты ставились на развилках и перекрестках дорог, на водных путях, на въездах в города и деревни. Когда на землю приходила очередная напасть в виде засухи или наводнения, защитой против бедствия становился, прежде всего, Крест. Его возводили за один день (такие кресты назывались обетными), обносили крестными ходами вокруг городов и сел, прибивали на воротах домов — в общем, именно Крест поднимали христиане как щит и оружие против любого зла. Немецкий путешественник Адам Олеарий, присутствовавший в начале XVII столетия в Московии на Таинстве крещения младенца, отмечал, что священник в обязательном порядке надевает на шею крещаемого крестик из золота, серебра или свинца в зависимости от достатка родителей.

Этот крестик, — пишет далее А. Олеарий, - в течение всей своей жизни он должен носить на шее в доказательство того, что он христианин. Если кого-либо находят мертвым на улице и креста при нем не окажется, то его не хоронят».

Иностранные путешественники, посетившие Московию в XVI-XVII веках, отмечали в своих заметках необыкновенную религиозность, набожность русского народа. Адам Олеарий писал о том, что «русские и на улицах беспрестанно молятся или перед иконами, стоящими на воротах, или перед крестами церквей». И далее: «На церквах и колокольнях непременно должен находиться крест, простой или тройной, т.е. восьмиконечный. Поэтому они не считают наших церквей, не имеющих крестов, за настоящие церкви. Они говорят, что крест обозначает главу церкви Христа». 

В убранстве храма постоянно встречается крест. В основании храма — Дома Божиего — закладывается крест, на освящение храма водружаются подпрестольные или водружальные кресты с надписью: «Освятися алтарь Господа нашего Иисуса Христа».

На престол, отмеченный знаком креста, полагается антиминс, на котором всегда присутствует крест. На древних русских антиминсах XII века изображался Голгофский Крест, в более позднее время на антиминсах стали помещать композиции «Снятие со Креста» либо «Положение во гроб».

Дарохранительница, установленная на престоле, обязательно увенчивается крестом. На самом престоле обязательно полагается напрестольный крест, за престолом поставляется выносной крест, олицетворяющий Голгофу.

Вновь построенный храм становится домом Божьим только после того, как его Престол и стены крестообразно помазуются миром.

Крест везде прилагается», — записано в «Новой Скрижали», составленной архиепископом Нижегородским и Арзамасским Вениамином в середине XIX столетия на основе древних источников Святых Отцов.

В «Новой Скрижали» в главе XI «О святом Кресте» записано: «Поелику святой крест поставляется на всех церквах, и в церкви нет таких священных одежд, нет вещей и утварей, на которых не было бы креста, нет таинства и других молитвенных действий, при которых не употреблялось бы знамение креста, посему здесь следует сказать: что есть крест? Для чего Христос благоволил претерпеть не другую какую-нибудь смерть, как крестную? Какою Божественною силою облечен крест? И как древние святые крест почитали?».

Крест — хранитель всея Вселенной» лежит в основе всего земного и небесного устроения. «Мир сей видимый создал Бог по подобию крестной четвероконечности, — писал святитель Димитрий Ростовский, — ибо Он создал его разделенным на четыре части: восток, запад, полдень и полночь; и человека создал Господь по подобию крестной четвероконечности, ибо, когда человек распростирает руки свои, он имеет вид четвероконечного креста».

Древние подвижники, приходя в пустынное место, утверждали деревянный крест в освящение пустыни, в ознаменование силы Божией и в отогнание всякой нечисти. Это известно из множества житий русских святых. Так, преподобный Сергий Радонежский воздвиг крест на основании Троицкой обители, преподобный Савватий Соловецкий установил такой крест на Соловках. При освоении пустынных земель Руси в XIV-XVI веках русские святые непременно воздвигали кресты на месте будущих обителей. Особое значение имело благословение и напутствие крестом на ратные подвиги, на основании монашеских общежительств, словом — на освящение всех сторон человеческой жизни.

Известно, что преподобный Сергий Радонежский благословил крестом святого благоверного князя Димитрия Донского на битву с Мамаем. Преподобный Сергий напутствовал крестом и своих учеников, уходящих в дальние пределы Руси: например, преподобному Павлу Обнорскому он вручил в 1392 году восьмиконечный меднолитой крест. Святой Павел хранил его как великую святыню до конца дней, и этот крест был положен с ним во гроб. Из описи имущества Павло-Обнорского монастыря за 1654 год известно: «Да на гробу же преподобного Павла чудотворца крест медяной, что благословил преподобный Сергий Радонежский преподобному Павлу в путь» [90].

Сохранились сведения о многих крестах-реликвиях, связанных с историческими лицами и русскими святыми. Знамениты на всю Россию крест преподобного Авраамия Ростовского, по преданию данный ему апостолом Иоанном Богословом на озере Неро на одоление идола Белеса; крест преподобного Евфимия Суздальского, дошедший до наших дней, он находится во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике; крест XII века преподобной Евфросинии Полоцкой, исчезнувший во время Великой Отечественной войны и воссозданный вновь в 1997 году.

Сохранились наперсные кресты, принадлежавшие русским великим князьям и царям, митрополитам и патриархам.

Так, например, до наших дней сохранился наперсный крест, принадлежавший первому Московскому митрополиту — святителю Петру. В духовных грамотах великих князей он назван «крест Петров чудотворцев», то есть крест митрополита Петра Чудотворца. Он приобрел в Московском великокняжеском доме значение реликвии, передававшейся по наследству от отца к старшему сыну. Этим крестом св. митрополит Петр благословил «прародителя нашего великого князя Ивана Даниловича и весь род наш», — отмечено в завещании Ивана Грозного (1572 г.).

В «Царственном летописце» помещен рассказ о том, как великий князь Василий III, находясь на смертном одре, благословил четырехлетнего сына Ивана, будущего царя Ивана IV, крестом Петра Чудотворца и возложил его на сына со словами: «Да будет тебе сий святый животворящий крест на прогнание врагом и борителей наших, много бо иновернии покушахуся на православие, на нашу державу, Богом порученную нам».

Петров крест был торжественно возложен на Бориса Годунова патриархом Иовом в Успенском соборе Московского Кремля 30 апреля 1598 года, что закрепило решение Земского собора 6 февраля 1598 года об избрании Бориса Годунова на царство.

Согласно Избирательной грамоте, возложение креста митрополита Петра означало «начало царского государева венчания и скипетродержания». Крест митрополита Петра назван среди трех крестов с мощами, «которые живут на великом государе, царе и великом князе Алексее Михайловиче всея великия и малыя и белыя России самодержца как погружается во Иордане на происхожденьев день на Симонове» всякому доступны. Так, московский блаженный юродивый Иван Большой Колпак советует старцу Иринарху: «Сделай себе сто крестов медных по полугривенке», на что старец отвечает: «Господине Иване, мне не возможно сирому столько сотворити сия: аз в нищите пребываю». Только тогда он смог исполнить совет, когда некий друг Иван, посадский человек, подарил ему большой медный крест, из которого старец слил 100 крестов. Старец же Леонтий Ростовский, носивший на себе железные вериги и 33 креста медных, оставил их в наследство старцу Иринарху, и на нем оказалось кроме вериг — «ужиц железных» — 142 креста!

В описи 1748 года Борисоглебского монастыря, в котором и поныне находятся мощи святого Иринарха, указаны лишь «трудов преподобного отца Иринарха, три креста больших медных с чепями. Четвертой крест на гробе медной. Два креста железных с чепями железными. Поясных три креста медных небольших».

Крестами дорожили не только как личными святынями, но и как родовыми реликвиями. Известно, что кресты-мощевики передавались по наследству. Они часто помещались в драгоценные оправы. Такая традиция запечатлена в муромском «Сказании о явлении честного Креста Господня», в котором повествуется о том, как сестры Марфа и Мария получили чудесным образом от Ангела золото и серебро на устройство золотого креста и серебряного ковчега для него: «И повелев том злате крест Господень устроити, а в сребре ковчег кресту сковати». Сестрам говорится: «Примите их себе на спасение и благоденствие, а всему миру на исцеление недугов, умиротворение страстей и на изгнание бесов».

В этом Сказании речь идет о чудотворном кресте, находившемся вплоть до XX века в погосте Унжи Меленковского уезда Владимирской губернии. К нему стекалось множество жителей города Мурома, страждущих различными болезнями и получавших от него исцеление. Ежегодно, как повествует Сказание XVII века, «причт церковный приносит крест в царствующий град Москву к державным и сияющим в благочестии царям и патриархам и ко всему православному христианству, дабы очистить душу их, отогнать страсти и подать исцеление телу от многих болезней».

В граде Муроме в XVII столетии были явлены еще два чудотворных креста — Виленский и Сретенский. Оба они сохранились: Виленский крест находится в Троицком женском монастыре, а Сретенский — в стенах Муромского музея. Эти кресты считаются чудотворными с древних времен и поныне пользуются благоговейным почитанием.

Так, Сретенский крест был явлен во время морового поветрия — эпидемии чумы, с ним был совершен крестный ход вокруг Мурома, и больные, выползавшие на коленях к этой святыне, получали исцеление. В память этого события у Сретенского пруда была устроена часовня и в ней поставлен крест, а улица названа Выползовой. В дальнейшем с этого креста были сделаны копии, также особо почитаемые.

Чуть позднее в Арзамасском уезде был явлен еще один чудотворный крест, от которого изливался свет и происходили многочисленные исцеления. Арзамасский крест сохранился и находится в настоящее время в Воскресенском соборе города Арзамаса. Сама рельефная фигура Христа на кресте сильно потемнела, и лишь ноги Спасителя совершенно светлые от прикосновения тысяч паломников, особо чтущих этот древний образ.

XVII век в России — это эпоха подъема духовной жизни, время явления множества чудотворных святынь, и особенно — крестов. Во времена царя Алексея Михайловича и патриарха Никона появляются кресты, исполненные «мерою и подобием Креста Христова». Именно в это время патриарх Никон заказывает в Палестине несколько подобных крестов из кипариса — для Голгофского придела Воскресенского собора Нового Иерусалима и для Крестного монастыря на Кий-острове. Кийский крест, грандиозный мощевик, содержащий около 300 святынь, был из них наиболее прославлен и изображался как особая реликвия даже на иконах XVII века с коленопреклоненными царем Алексеем Михайловичем, с царицей и патриархом Никоном.

У патриарха Никона было особое отношение к поклонным крестам, и он во множестве ставил их по всей России.

Так, при перенесении мощей митрополита Филиппа в 1652 году с Соловков в Москву был сооружен по повелению Никона памятный крест, находящийся ныне вблизи Крестовой заставы, в Знаменской церкви. В XVII веке для этого креста была сооружена специальная часовня, имевшая название «Крест», и Крестовая застава стала именоваться именно по местоположению этого креста. Известно, что в пути следования процессии с мощами митрополита Филиппа в местах остановок сооружались такие же памятные кресты.

Когда патриарх Никон был заточен на Белоозере в Ферапонтовом монастыре, он продолжал сооружать памятные поклонные кресты. На Бородаевском озере, которое было предоставлено опальному патриарху Никону для рыбной ловли по царскому указу еще м 1667 года, патриарх устроил насыпной остров и водрузил на нем огромный крест со следующей надписью: «Животворящий крест Христов поставил смиренный Никон, Божиею милостию патриарх, будучи в заточении за слово Божие и за св. Церковь на Белоозере в Ферапонтовом монастыре в тюрьме». 

Затем Никон приказал старцу Ионе сделать еще несколько подобных деревянных крестов, вырезать на них такую же надпись и расставить их в разных местах около дорог. Проходящие и проезжающие, останавливаясь помолиться перед придорожным крестом, по исконному русскому обычаю, должны были видеть эту надпись и размышлять о судьбе ссыльного Патриарха. Все эти кресты с надписями продолжали стоять вплоть до 1676 года, когда по приказанию патриарха Иоакима они были убраны. Надписи на них, а равно и на других вещах Никона, были уничтожены. 27 сентября 1998 года, в праздник Воздвижения Креста Господня, на рукотворном острове патриарха Никона был вновь воздвигнут и освящен семиконечный сосновый крест со следующей надписью на нем: «Поставлен первоначально Святейшим Патриархом Никоном в лето от Рождества Христова 1667-е, возобновлен в лето 1998-е по благословению преосвященного Максимилиана, епископа Вологодского и Великоустюжского». Это событие совпало с празднованием 600-летия основания Ферапонтова монастыря.

Кресты, поставленные по обету историческими личностями, сохранялись народом особенно бережно. Так, известна история креста, установленного царем Петром I в 1694 году в Унской губе Белого моря в память о его чудесном спасении во время сильнейшей бури. По старинному поморскому обычаю, после спасения от потопления Петр решает ознаменовать это событие установкой на берегу соснового четырехконечного памятного креста. Царь Петр, как гласит надпись на кресте, «святый крест деревянный, видением четвероконечный сам своими руками содела и нес из монастыря на раменах [плечах] своих со всем синклитом до места, идеже присташа первее к берегу, и постави его на месте том, и подписа разными письмены на Голландском языке, своими же руками».

Крест этот простоял на открытом морском берегу всего несколько десятилетий, а затем был перенесен в Пертоминский монастырь Архангельской губернии, чуть позднее — в Свято-Троицкий собор города Архангельска.

На месте же первого поставления креста Петром была установлена точная копия и затем, на протяжении столетий, если этот крест подгнивал, на его месте вновь устанавливался такой же местными жителями. Так сохранялась в народе память об этом событии, и поклонный крест являлся одновременно памятным.

По свидетельству современников, в XIX веке в Архангельской губернии, «кроме сооружения церквей и часовен, весьма распространен обычай ставить деревянные кресты и столбы... по краям улиц, при въездах в деревни, на перекрестках, на почитаемых почему-либо местах... В крестах просто вырезается изображение Распятия, а в столбах вкладываются литые медные воздвизательные кресты, иконы простые или с окладами в ризах».

Традиция воздвижения деревянных крестов на Русском Севере, в Поморье и на Соловецких островах не прерывалась на протяжении многих веков. У креста, при отсутствии храма или часовни, отправлялись молитвы ко Господу. Крест обозначал принадлежность пустынных земель православному миру и являлся путеводным знаком спасения. Многометровые (до 10 метров в высоту) приметные кресты, расположенные по берегам Белого моря, являлись навигационными знаками, указующими путь мореходам к спасительной гавани. Перед крестами возносились молитвы о благополучном путешествии. Множество обетных крестов «в благодарность» по окончании трудных дел либо в память избавления от морового поветрия возводилось по всей России.

В каждом храме России непременно находится Голгофский Крест в напоминание о том, что «Церковь есть образ Распятия, погребения и Воскресения» (согласно толкованию св. Германа Константинопольского).

Так, в церкви Рождества Божией Матери в Дивееве еще при жизни старца Серафима Саровского, а возможно и по его указанию, во всю величину Царских врат находилось большое Распятие. Перед ним горела лампада и читалась неусыпаемая Псалтирь.

В Троицком соборе Дивеева Распятие во время Великого поста занимало всю алтарную стену, затянутую черным сукном («бысть тьма до часа девятого»). Его было видно изо всех мест собора. Создавалось ощущение предстояния на Голгофе, как некогда предстояли Распятому Христу Божия Матерь, Иоанн Богослов и жены-мироносицы.

Голгофа, поставленная для молитвенного подвига в Дивеевском монастыре его первоначальницей матушкой Александрой, определяла дух монастыря на протяжении всего времени его существования.

Святые Отцы называли образ Креста Христова «животворящим», то есть созидающим. Это название имеет глубочайший смысл. Образ Креста и крестное знамение в Церкви животворны явлением силы Божией. Всеведущий и вездесущий Христос Спаситель всегда и всюду благодатно действует в изображаемом христианами Кресте. Благодать, исходящая через Крест, ощутима для каждого верующего человека. Она сокрушает силу бесов, очищает человеческую душу от страстей, наполняет ее дарами Святого Духа.

Сила Креста Христова оживляет христиан и укрепляет их в подвигах, дарует им духовную радость и сердечный мир. Честным Крестом возвышается Церковь, Корабль нашего спасения...


С. В. Гнутова, кандидат искусствоведения, заведующая сектором прикладного искусства Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева

Из книги: Крест в России. «Даниловский благовестник». М., 2004.

 

Использование материалов с данного сайта разрешено только после согласования с администрацией ООО "Акимов".

Свидетельство Александро-Невской Лавры

Крест, 16 в., Русь